1. Яна-Яночка
  2. Спас
  3. «Милая»
  4. «На свадьбе»
  5. «Лебеди»
  6. «Мне грезится таким пустым...»
  7. «Понуры избы...»
  8. «Притча о кресте»
  9. «Я вернулся с войны»
  10. «Когда покинет клетку тела...»
  11. «О чем, гармоника, грустится...»
  12. «Я, конечно, умру...»
  13. «Береза»
  14. «Торчит из неба луны гвоздь...»
  15. «Заходите в стихи, вздохните...»
  16. «Сестра моя, Россия»
  17. «Над скатертью с разводами...»
  18. «У России своя глубина...»
  19. «В кабак вхожу, как в преисподню...»
  20. «Взял вдруг, шапку бросил оземь...»
  21. «Когда меня судьбина скосит...»
  22. «Сливовое варенье»
  23. «Одуванчик»
  24. «Ветер гнет в дугу орешник...»
  25. «Отгудел я хмельные полжизни...»
  26. «Дочке Дашеньке...»
  27. «Брызнет грусть из-под небес...»
  28. «Грусть польет с небесной сини...»
  29. «Я стою среди полей...»
  30. «Живет ли Родина моя...»
  31. «Край мой серый,край дождливый...»
  32. «Моя история болезни»
  33. «Я упился столицами в склянь...»
  34. «Месяц звезды свезет на горбу...»
  35. «По строчкам стихов, как по шатким ступеням...»

Издательство «Молодая гвардия» выпустило сборник стихов поэта Дмитрия Дарина.
Практически все песни группы «Рядовой Дарин» написаны на стихи, вошедшие в это издание.

Спрашивайте сборник во всех книжных магазинах города!

Электронную версию книги, можно приобрести здесь
 

«Яна-Яночка»

Не то чтобы случайно
Я встретился с тобой -
Наш случай — окаянный,
Зовущийся судьбой.

И радость невозможна,
И невозможна грусть.
Любить я осторожно
Никак не научусь.

Яна, Янка, Яночка,
Брюнеточка, смугляночка -
От черных глаз твоих
Моя душа пьяным-пьяна.

И облака устали
Нам солнце закрывать -
Смахни слезу печали,
Сломай тоски печать!

Я пью вино хмельное,
Лети, моя душа!
Я жив одной тобою,
Тобой одной дыша!

Яна, Янка, Яночка,
Брюнеточка, смугляночка -
От черных глаз твоих
Моя душа пьяным-пьяна.


«Спас»

Льется сверху благодать
Без конца, без края…
С плахи — много что видать,
Да не видно рая.

Я по жизни проскакал,
Но устали кони,
Долго колокол молчал,
Да вдруг затрезвонил.

А у нас — каждый Спас — да на крови,
Легче каяться, легче каяться,
Сколько ангелов на Русь не зови, -
Не спускаются, не спускаются.

Вот страдальный наш народ
Прет на лобно место
Ведь не каждый день везет,
Чтоб на плахе — тесно.

А у нас — каждый Спас — да на крови,
Легче каяться, легче каяться,
Сколько ангелов на Русь не зови, -
Не спускаются, не спускаются.

Я гляжу поверх икон
Купол в небе тонет,
А в России испокон
Глубже всех хоронят.

А на жизнь цена сейчас -
Без рубля копейка,
Будут строить новый Спас
Люди в телогрейках.


«МИЛАЯ»

Милая,
Распахни глаза, красивая!
Ты – пушинка, словно, снежная,-
Нежная!

Волосы,
Распусти на плечи волосы…
Просто мне не хватит голоса
Спеть о нас...

Два черных лебедя скользят,
Два гордых лебедя скользят
По озеру любви
Старинным водам.
Никто из нас не виноват,
Никто из нас не виноват,
Что есть еще любовь
Под небосводом.

Белою…
Улетаешь чайкой смелою…
Возвращайся с неба синего
Зимнего...

Милая,
Счастлив я, коль ты счастливая…
Тела трель твою послушную
Слушаю...

Два черных лебедя скользят,
Два гордых лебедя скользят
По озеру любви
Старинным водам.
Никто из нас не виноват,
Никто из нас не виноват,
Что есть еще любовь
Под небосводом.

Два черных лебедя скользят,
Два гордых лебедя скользят
По озеру любви
Старинным водам.
Никто из нас не виноват,
Никто из нас не виноват,
Что есть еще любовь
Под небосводом.


«НА СВАДЬБЕ»

Я в ресторане за столом
Сидел и думал о былом,
И только принесли сигару,-
В банкетный зал влилась толпа,
Мелькнула белая фата,
Я сразу понял - ей жених не пара.

В тот день я, в общем, не спешил,
И про себя я так решил,
Что посмотрю на счастье новобрачных.
Тем более, банкетный зал,
Куда я в скорости попал,
Меня отвлек от всяких мыслей мрачных.

Свадьба по-русски,
Пьем без закуски
Свадьба русская, эх, напьюсь-ка я.
Лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай ла.

Невеста Варею звалась,
Могучим торсом наклонясь,
Она себе икры переложила.
Какой-то урка, видно,- брат
В тарелку бухнул мне салат,-
«Кормись, братан, раз к нам тебя прибило».

Жених был тощий, как пескарь,
Он все скулил: «Я выпью, Варь?»,
Но Варя с подбородком Холлифильда,
Ему сказала наотрез,
Что он уже с утра нетрезв,
Открыв чужую пачку «Честерфильда».

Свадьба по-русски,
Пьем без закуски,
Свадьба русская, эх, напьюсь-ка я.
Лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай ла.

Смеялся глупенько жених,
И за здоровье молодых
Евойный тесть налил, но как-то нервно.
Тут водка полилась рекой,
И, увлекаемый судьбой,
Жених, как водится, напился первым.
Косилась теща на зятька,
И два небритых мужика
Уже Варваре гладили коленки.
Исчезла рыба и балык,
Как вдруг плешивенький мужик
Вскочил и заорал:
«Пропали деньги!».

Свадьба по-русски,
Пьем без закуски,
Свадьба русская, эх, напьюсь-ка я.
Лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай ла.

Невеста в ярости зашлась,
И теща ядом налилась,
Груздем до смерти чуть не поперхнувшись.
Тут заваруха началась,
Родня с родней стеной сошлась
Один жених лежал, не шелохнувшись.
Визжали бабы, тесть хрипел,
Плешивый на него насел,
А урка отбивался от небритых.
Но скоро как-то сам собой
Сошел на нет кулачный бой,
И битая родня поила битых.

Свадьба по-русски,
Пьем без закуски,
Свадьба русская, эх, напьюсь-ка я.
Лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай ла.

Свадьба по-русски,
Пьем без закуски,
Свадьба русская, эх, напьюсь-ка я.
Лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай, лай ла ла ла лай ла.


«ЛЕБЕДИ»

Родилась же ты птицею певчею,
Да не будь ты такой недоверчивой,-
Все стихи, что тебе я не складывал,
Я своими глазами рассказывал.

Солнце долго не скроешь за облаком,
Я волок все грехи свои волоком,
Только лебедь под тучею синею
Сердце песней пронзит лебединою.

Лебеди, лебеди, лебеди,
Как я хотел вам поверить бы...
Песня ваша – моя лебединая
Жизнь любовью венчает недлинною,
Ах вы, лебеди, лебеди...

Жизнь, известно, кончается песнею
У людей, лебедей мглой осеннею.
Черный лебедь и лебеди белые,-
Мысли черные, слезы несмелые.

Упиваясь тоской лебединою,
Укрываясь лебяжьей периною,
Я шепну тебе: «Милая, милая...,
Это песня моя – лебединая...»

Лебеди, лебеди, лебеди,
Как я хотел вам поверить бы...
Песня ваша – моя лебединая
Жизнь любовью венчает недлинною,
Ах вы, лебеди, лебеди...


* * *

Мне грезится таким пустым
Мой край, притихший и печальный,
И сердце застилает дым
Сгоревших свечек поминальных.

Осела пыль на куполах,
Кабак скривился под угором...
Мы ищем свет, да все в потьмах,
Как будто поголовно воры.

Стакан нетрезвый холопай
Нальет кабацкому ярыге.
Россия – ты кому-то рай,
А мне все верви, да вериги.

Сошла вишневая кипень,
Листва усеяла суглинок,
Спит, схоронившись за плетень,
Простоволосая рябина.

Как одиноко здесь стоять
И озираться сирым взглядом...
Уж закоптилась благодать
От непотушенной лампады.

Вороний грай родной земли
Стал многим песнею казаться,
И я боюсь, что журавли
Когда-нибудь не возвратятся.

Куба, Барадеро, май 2004


* * *

Понуры избы - все как встарь,
Что не посей - нужда восходит.
И снова старый пономарь
Зарей к заутрени трезвонит.

Коряжит слух вороний грай,
Не слышно песни журавлиной.
Ужель потух лампадный рай -
Над среднерусскою равниной.

Идольских требищ древний дух
Смешался с западной отравой.
Ужель огонь в душе потух
Моей отчизны величавой.

Чем новый всенародный царь
В судьбе России обернется?
Звонит усталый пономарь,
И звон мне в сердце отдается.

Москва,март 2004.


«ПРИТЧА О КРЕСТЕ»

«О, горе мне грешному! Паче всех человек
окаянен есмь, покаяния несть во мне, даждь ми,
Господи, слезы, да плачуся дел моих горько.»

Канон покаяний ко Господу Нашему Иисусу Христу.
Глас 6-й, Песнь 1-я.

Жил-был бедняк во тьме веков,
Привычный крест тащил,
Но возроптал: «Из всех крестов
Ты дал мне Бог, что свыше сил!»

Господь был незлобив в тот день,
Призвал Он бедняка.
- Пойдем со мной в густую сень,
Ты отдохнешь пока.

Смотри -за той Святой горой
Равнина, а на ней -
Крестов, как звезд, - бери любой
И приходи ко Мне.

И тот,который донесешь,
И днесь, и ввек нести, -
Пошел бедняк, унявши дрожь,
И лоб перекрекстив.

С Святой горы он бросил взор,
И сердце замерло.
Под ним темнел крестовый бор,
В раю проросшим злом.

Сто дней, а нет в раю ночей,
Пытался человек
Найти тот крест, что поскромней,
Чтоб смог нести вовек.

Прибрел с поклажой за спиной
Бедняк, измучив плоть....
Сказал Творцу: «Я выбрал свой,
Прости меня, Господь!»


«Я ВЕРНУЛСЯ С ВОЙНЫ»

Я вернулся с войны,
Но вернулся один.
Нам погоны даны,
А иконы - другим.

Матерей и отцов
Отрыдавшая грусть...
Их молитвы без слов
Я учил наизусть.

По полям все кружит и кружит воронье,
Задыхаясь от ветра, я молитву свою возношу,
И все громче мой черный ангел поет, -
Это значит, что я за закат ухожу...

Я, как все, не могу
Все забыть и простить,
И родному врагу
Все грехи отпустить.

Я давно уж не тот,
И Россия - не та.
В моем сердце живет
Лишь одна пустота.

По полям все кружит....

Я вернулся с войны
Телом, а не душой.
Где легли пацаны,
Там теперь дом родной.

Не кури так, отец,
И не всхлипывай, мать.
Заперт сердца ларец,
И ключей не сыскать.

По полям все кружит....

Москва, июнь 2004


* * *

Когда покинет клетку тела
Моя пернатая душа,
Она прибьется к стае серой,
Что пашет небо не спеша.

Оттуда журавлиным оком,
Смотря на прозелень лесов,
На купол церкви одинокой,
И дым усталых городов

Постигну, что такое русскость,
И почему крапива злажая
В глухую, сумрачную даль,
Простите нас, как мы прощаем
С собою унося печаль.

Москва, июль 2004


* * *

О чем, гармоника, грустится
Тебе в российской стороне?
И почему тебе не спится,
И отчего так грустно мне?

Деревня русская застыла
В поклоне вечном над рекой,
И лишь гармошка не забыла
Те звуки удали былой.

Звенит русальная неделя
В безлюдной ныне тишине.
Как реки - жизни обмелели,
И только пустота - на дне.

Гармонь, зачем ты разбудила
Надежды старые мои...
Как я любил, как ты любила
Поют поэты-соловьи.

Гощу в покинутой деревне
Последнюю сегодня ночь...
Играй, гармонь, о славе бренной,
Раз не играть тебе невмочь.

Москва, июль 2004


«Я, КОНЕЧНО, УМРУ...»

Я, конечно, умру, но не так, как вам, верно хотелось -
Под забором, иль дома в постели - с родней и попом.
Все в душе отшумело уже, отошло, отболелось.
И не хочется уж ничего оставлять на потом.

Что так скулы свело и зрачки - уж давно поджидаем,
Чтобы хлопнуть стакан с запотелой моею судьбой?
Не пугайте меня вашим скучным затерханным раем,
И тем более - старым, испитым, больным Сатаной.

Я умру, окочурюсь - но не так, как все остальные,
Покрасивее что ли, с гитарою или ножом.
Эх, но прежде успеть бы распрячь вас, родные гнедые
Чтобы новый ездок расстарался приличным овсом.

Перестаньте скулить. Я и сам не хотел оставаться
Среди умных и трезвых, желающих только добра.
Чтоб поэта отпеть, нужно, братцы, еще постараться,
А потом со спокойной душою гулять до утра.

Дьякон ноту возьмет так, чтоб стекла в сердцах задрожали,
И на клиросе враз: «...со святыми его упокой!»
На Руси убиенных чуть больше всегда уважали,
Может мне повезет - самому не придется с собой.

Где-то там наверху приютят, ободрят, обогреют,
И, смотрясь в позолоту намоленных здесь куполов,
Напослед о грехах своих тяжких слегка пожалею,
И что слишком недолго бросал в вас каменьями слов.

Москва, август 2004


«БЕРЕЗА»

Застыла девушка - береза
В простой российской красоте.
Омыв рубцы на бересте,
Дождем текут девичьи слезы.

С тобой мне так не одиноко
Стоять под небом голубым,
Я жив дыханием твоим
И пьян твоим согретым соком.

Я обернусь на колокольню,
Чтоб покреститься напослед.
В зеленый завернувшись плед,
Ты машешь мне рукою тонкой.

Вернусь ли я, иль на чужбине
Рубцы на сердце залечу.
Я с журавлями прилечу,
Когда я не в России сгину.

Москва, август 2004


* * *

Торчит из неба луны гвоздь,
Или это фонарь кабака?
Прости,что здесь,в стране берез
Я еще,кажется, жив пока.

Косынки ветер с берез рвет,
Вам ли -пропащего- ждать меня?
За последний ушла поворот,
Звонких дней золотая стерня..

С утра сиволдай нутро жжет,
Да кулак что-то правый саднит.
Что за ангел пьянь бережет,
И когда от меня отлетит?

Оставьте бинты ваших слов,
Ран моих пускай вытечет гной.
Ды и сыщут вдоволь бинтов -
Обмотать чтоб меня с головой?

Пойду,к бересте прильну лбом,
Перегаром я выдохну грусть.
Несите венки - да в мой дом
Что по адресу - старая Русь.

Жалеть мне,что ли кострищ дней,
По душе мне трактирный вой.
Нет тоски - я покончил с ней,
Потому что - покончил с собой.

Москва, август 2004


* * *

Заходите в стихи, вздохните,
Оглянитесь покойно окрест,
Кулаки свои разожмите,
Да замрите - пошел благовест.

Мы пройдемся душою - босы
По высоким моим берегам
Нас напоят белые росы,
Что по спелым разлиты лугам.

Нам старуха картошку сжарит
И в косынке подсядет к окну,-
Сердцем ждать, как исстари ждали
На Москве, на Оби и Дону.

Мы вернемся зарей вечерней
И, усталые, сядем за стол.
И польется тихое пенье
Под задумчивый шепот ветел.

За меня гармоника скажет
Все, что я не успею сказать.
Это все -настоящее, наше...
Не забыть, не продать, не предать.

Отрезвит нас туман до дрожи,
Что разлегся в поемных лугах...
Вы вернетесь душой под кожу,
Я останусь душою в стихах.

Москва, август 2004


«СЕСТРА МОЯ, РОССИЯ»

Простоволосая, босая,
Добыча татей и воров,
Бредешь, пути не разбирая,
Среди гробов.

Сверяя версты по погостам,
Ты тащишь из последних сил
Свой крест в запекшейся коросте
Кишок и тел.

Насильников своих прощая,
Таращишь мутные бельма
И молишь Господа из рая:
«Помилуй мя!»

Но Тот, кто взвешивает души,
Уж точно знает, где больней.
Пусть равновесие нарушат
Тела детей.

Поэта сердце - сердце злое,
Хоть Бог учил любить врагов -
Но плаха - выше аналоя
Спокон веков.

сентябрь 2004


* * *

Над скатертью с разводами
Я русой головой
Склонился, как над водами
Склонился терем мой.

На лбу моем испарина
А в старых бревнах - влажь.
Стакан беру засаленный -
Я домик вспомнил наш

В поклоне по-над речкою,
Где плещутся лещи,
В том доме счастью свечкою
Так теплилось в ночи.

Теперь - лишь непашь серая
Из стылых пьяных дней,
Несутся угорелые
Прочь от любви моей.

В подвале перекошенном
Похабится толпа.
Мой ангел - недоношенный,
Как вся моя судьба.

Душа моя -изношена,
Тоска моя - слепа.
Я - в жизни гость непрошенный,
Хотя - живой пока.

Давай, ярыга, полную,
Растопим в сердце лед,
И про березку тонкую
Пусть гармонист поет.

А завтра - что загадывать,
Быть может, ляжем в гроб.
Зачем грехи отмаливать,
Все спишет пуля - в лоб.

Москва, сентябрь 2004


* * *

У России своя глубина,
Там,где тонут тельцы золотые,
И лишь наша,лишь наша вина,
Что страдой прибывают святые.

Мне твердят,что эпоха не та,
Небеса,мол,без Бога пустые,
Но незримая есть высота
У пернатой сердцами России.

У России другой окоем
За пределами их горизонта,
Кто в отечестве Божьем своем
Промышляет гешефтом от черта.

У России своя красота,
Что не выразить даже поэту,
Здесь истоки всего на лета,
Только устья у Родины нету.

2008


* * *

В кабак вхожу,как в преисподню,
С подносом бесы все снуют,
Я душу заложу сегодня
Раз мне свои в нее плюют.

Душа тобой давно пустая,
Как березняк без певчих птиц,
Так что ж её хранить для рая,
Среди испитых снулых лиц.

Я лучше в долг возьму веселья,
Пусть сердце смочит гитарист,
И блядь напротив,в ожерелье,
Меня на танец пригласит.

И в шумном сумрачном угаре
Былая боль на миг уйдет,
Когда на чертовой гитаре
Струна вдруг бритвой полоснет.

Столы залиты чем-то красным,
Хохочут бабы напоказ,
А у меня в душе ненастно,
Раз морось вытекла из глаз.

Здесь кавалеры похоть тешут,
Трясут ворованной мошной,
А мне б послать их скопом к лешим,
А мне б вернуться к той,одной…

Им незнакомы сердца муки.
Им наплевать на не себя,
Тут пьют за встречу,я - с разлуки,
Себя нисколько не любя.

Но вот,меня узнавши в профиль,
За стол зовут,шепча: "поэт…"
Коль я талант еще не пропил,
Кормить стихами на десерт.

Ну что за странная порода…
Средь аплодирующих рыл
Я рад,что душу все ж не продал,
А лишь до смерти заложил.

2008


* * *

Взял вдруг,шапку бросил оземь
Чуть подвыпивший мужик
Не с жары - желтела осень,
А под журавлиный крик.

Знать,чего-то защемило,
Знать чего-то разошлось
В сердце русском неостылом,
Застучавшем вкривь и вкось.

Бородою неопрятной
Поцарапав небеса,
Он стоял,слезы не прятав,
Молча слушал голоса.

Лишь когда с небесной стыни
Клина кончился надрыв,
Он побрел себе Россией,
Шапку в поле позабыв.

2008


* * *

Когда меня судьбина скосит,
Осядет желтая листва,
И журавли проплачут в просинь
Мои печальные слова.

И кто-то голову поднимет,
Рукою им помашет вслед,
Но плыть в усталой стыни с ними
Лишь русский выдюжит поэт.

И в небесах так рассудили,
Чтоб землю чувствовать больней,
По всей несплаканной России
Птиц провожают как людей.

Поэт,он Родину не бросит,
Поэт вернется жить в сердцах,
Вот почему рыдает в осень
Родное что-то в журавлях.

2008


СЛИВОВОЕ ВАРЕНЬЕ

В саду моем замерзла слива
С ночных осенних холодов,
И журавли кричат тоскливо,
Что я повеситься готов.

Эх,вы меня простите,братцы,
Ведь я давно уж неживой -
Среди остылых домочадцев,
Собаке собственной чужой.

Проходит все,любовь и юность,
И страсть сменяет ложь и пусть,
И я башкой в петлю просунусь
Под раскурлыканную грусть.

А ты мне новая,другая,
Еще не мной живешь,собой,
По ком печалится,не зная,
Журавль в стыни голубой.

Еще тебя мороз не тронул,
Еще листвят твои мечты,
И ты похожа на икону
От непродажной красоты.

И я,тебя стихом лаская,
И сердцем треснутым звеня,
В меня влюбиться умоляю,
Чтоб ты оплакала меня.

Чтоб так по-русски,журавливо,
Текла надсада в мертвый дом…
А надо мной весною слива
Вдруг вспыхнет белым лепестком.

И,может,ты под вкус варенья
Из фиолетных сочных слив
Помянешь вдруг стихотвореньем
Того,кто был тобою жив.

2008


ОДУВАНЧИК

Все реже держит память то
Чем я дышал и жил когда-то,
Души измятое пальто
В любви случаянных заплатах.

И только с кожей снять его,
Чтоб сердце вылить на озера,
Ведь Русь - она одна всего,
И на поэта и на вора.

Здесь нет вкусней простой воды,
Здесь ветром можно надышаться,
Но нет здесь страсти без беды,
Любить - почти всегда прощаться.

А ветер мой пока не стих -
Уносит годы молодые,
Как с одуванчиков седых,
Летят стихи по всей России.

Но те,кто бросили меня,
Я знаю это,верно знаю,
Любовь на пользу променяв,
Беду со страстью мне желают.

Ну что ж,пусть сложится хоть так,
Помянут буду я чужими,
Как мой разжавшийся кулак
На грудь холодную поднимут.

Вот оттого сердца могу
Достать,себе сдирая кожу,
Что жил душою на лугу,
На одуванчики похожей.
.
2008


* * *

Ветер гнет в дугу орешник,
А меня - судьбинушка,
Кто не свят,вестимо,грешник,
И по клину - клинышком.

А как душу с тела выбьют,
Пропьянь скоморошная,
Я уже с тобой не выпью,
Поминая прошлое.

А пока налей мне шкалик,
Жизнь - бурьян с крапивою,
Сердце раненое жалит
Песня журавлиная.

Жалит,жалит острым клином,
Жалости не ведая,
Оттого,что в небе синем
Мне печаль наследует.

И теперь не знаю вовсе,
Был ли счастлив,не был ли…
Пожелтела моя осень,
Да пожухли стебли.

Опустела вдруг бутылка,
На душе оскомина,
На березовых носилках
Носят мою Родину.

И меня под дождь кромешный
Снимут с грустной ивушки…
Ветер гнет в дугу орешник
Как меня - судьбинушка.

2008


* * *

Отгудел я хмельные полжизни,
Да вернулся под отчий кров,
Где гвоздики цветут,да вишни,
Отдыхать средь коз и коров.

Хоть они - бессловесные твари,
Мне знаком их теплый язык,
От какого в московском угаре
Я почти навсегда отвык.

Потому что средь душ человечьих,
Что в асфальте прут сорняком,
Получал синяки,да увечья,
Становясь быстрей стариком.

Не взрослеют,не знавши измены,
Не умнеют,губ не разбив,
И я,чуя в себе перемены,
Был единственной ею жив -

Той,в которой плескался,как в речке,
Той,в которой не раз тонул,
Да затухла любовная свечка,
И меня загнуло в загул.

Всё в чаду,над скатеркою грязной
Я,качаясь русой копной,
Среди женщин пустых и развязных
Тосковал в дугу по одной.

Только нету в измене ошибки,
А лишь трезвый верный расчет,
Вот с того я рюмками липкими
Запечатал собственный рот,

Чтоб не взвыть от смертельного горя,
Чтоб не плакать в мутный стакан,
И с Всевышним отчаянно споря,
На себя примерил аркан.

Не пока не сбылось удавиться,
Потому теперь тих и суров
Из заросшей бездушьем столицы
Я вернулся под отчий кров.

2008


ДОЧКЕ ДАШЕНЬКЕ

Мы видимся с тобою очень редко,
Так,значит,нам Всевышний положил,
Ты стала мне отломанною веткой,
Единственной,которой дорожил.

Сейчас взрослеют дети очень рано,
Быть может,ты научена не мной,
Что жить удобней ложью и обманом
За оправданий мутной пеленой.

И в грусти я хлещу с горла винище,
Уж звуков с неба больше не ловя,
Ведь кто в любви себе удобства ищет,
Тот сердцем примитивнее червя.

И пусть в разлуке сердце полиняет,
И пусть моим печалям нет конца,
У нас в России отчеств не меняют,
Не помня даже отчего лица.

2008


***

Брызнет грусть из-под небес
Клин ножом заужен,
Что любовь моя - порез,
Раз уже не нужен

Той,что в сердце проросла,
Да цвела другому…
И я чувствую в висках
Смертную истому.

Всюду слякоть,всюду грязь,
Избы смотрят криво,
Побреду я,помолясь,
По степям да нивам.

А кого навстречу мне
Бог пошлет,не знаю…
Плачут птицы в вышине,
Да собаки лают.

То ль со зла меня хулят,
То ли поминают,
Что любовь моя - петля,
Да судьба косая.

Встану я под желтый клен,
Да на глаз примерюсь,
Раз заранее прощен
За хмельную ересь.

Скошен жизни русый сноп,
Гроб из дуба срубят,
Целовать холодный лоб
Мне другая будет.

Друг старинный не придет,
Прочих будет валом…
И как ныне, клин прольет
Грусть в строю усталом.

2008


***

Я стою среди полей
Убранных,скошенных
Сердцем Родины своей
Чувствуя усталь.
Я стою среди полей,
Дней моих крошево…
И последних журавлей
Отпускаю вдаль.

А любовь лежит в пыли
Колосом брошенным,
Что сберечь мы не смогли
В сенокосе лет.

Чувства липой отцвели,
Сердце в кровь сношено,
Но вернуться журавли,
А любовь уж нет.

Я не ведаю страны
Ласковей,горестней…
От войны и до войны -
Мера бытия.

В поле синей тишины
Пропадут вскорости
Птицы русской стороны,
А за ними -я.

2008


***

Живет ли Родина моя,
С чужими,новыми корнями?
Чернеет свет от воронья,
Кружащем сыто над полями.

И правда разная у всех,
И все равны пред беззаконьем,
Но Бог скорее спросит с тех,
Кто счастлив жизнею вороньей.

Народ единый не подмять,
Но ловко нас разъединили,
Умом Россию понимать
Ума мы так и не скопили.

Что ум - не вызрешь бездны им,
И высей горних не познаешь,
Лишь сердцем край родной любим,
Что ты умом не понимаешь

За вечный барину поклон,
За власть продажных барских старост…
Несет Россию под уклон
В свою же от себя отсталость.

Где слава русской старины?
Но верю - все еще вернется,
Раз слабый пульс родной страны
В стихах моих неровно бьется.

2008


***

Край мой серый,край дождливый,
Ничего веселого,
Гнет ольха с тоски - тужили
В желтой шапке голову.

И,совсем душой продрогший
В сырость оловянную,
Спьяну вспомнил о хорошем,
И забылся спьяну я.

Как меня взахлеб любили
Мною нелюбимые,
Сердце вот не той я вылил
Ей в глаза красивые.

И друзья, врагов подлее,
Славили заранее,
Мне петлю плетя на шею
За свое бездарие.

Как я деньги, не считая,
Листьями разбрасывал,
А теперь на жизни крае
Гнусь опавшим ясенем.

И под ливень торопливый
Отчего -то вспомнилось,
Как вовсю я был счастливый
В золотую молодость.

Только выпил до устали
Юность бестолковую…
В позолоченной печали
Клонит мою голову.

2008


МОЯ ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Я лег на сгибе бытия,
На полдороге к бездне,-
И вся история моя -
История болезни.
В.С.Высоцкий


Он лег на сгибе,мне висеть на срезе,
Под белый звон колоколов,
Закроет врач историю болезни,
Чиркнув: "душевно нездоров".

Да ладно вам,я многих был железней
И духом,да и телом тож,
Вы назовите тех в истории болезни,
Кто к сердцу мне приставил нож.

И как они мне в душу сзади влезли,
Клялись и в дружбе и в любви,
И первый том истории болезни
Весь в красных кляксах от крови.

Но взять меня ножом нельзя - хоть тресни,
Лишь разбудили Божий дар,
И я вписал в историю болезни
Поэм своих тревожный жар.

Хотел я людям этим быть полезней,
Раз быть любимым не пришлось,
Но только вот история болезни
Тоской сшивается насквозь.

И чем в народе я ходил известней,
Тем больше жали удила,
Среди известных обществу болезней
Добро подчас заразней зла.

Но слов уже не выкинешь из песни,
Кто жил не зря,помрет не зря
Страны своей историю болезни
Поэты пишут - лекаря.

2008


***

Я упился столицами в склянь,
Где поэтам-лирикам крышка,
И сбежал душой в деревянь -
Захолустный в пыль городишко.

Весь перрон тут засеян лузгой,
С революции,знать,не чищен,
И под тополя теплой ногой
Захрапел обшарпанный нищий.

Русский город мне спляшет гопак
На кривых ногах переулков,
Как покину я местный кабак
На свою роковую прогулку.

Забрехаю стихом на луну,
И луна,восторженно пялясь,
Мне до боли напомнит одну,
От которой вытемь осталась.

А собак удивленный вожак,
Что чужой поэмами лает,
Уши сложит в доверия знак,
В темноту меня пропуская.

Там от дара свово отрекусь,
Раз собакам он только нужен,
Раз мельчает лабазная Русь
До нечистой глянцевой лужи.

Но меня,коль нарушил запрет,
Ведь на все неволя Господня,
Приютит чей-то добрый кастет
Навсегда в глухой подворотне.

Утром тронут меня за рукав,
А скорее - пнут сапогами,
Неживого меня обобрав,
Не побрезговав медяками.

Все ж вернусь я,свое отсверкав,
Нас всегда когда-то привозят,
И заплачет о землю кирка
На осеннем первом морозе.

2008


***

Месяц звезды свезет на горбу,
Да схоронит до следующей ночи,
Под цыганских гитар ворожбу
Молодым умереть напророчив.

Нам дается немного вконец,
Чтоб успеть прошептать дорогое,
Ведь поэтам терновый венец
Так к лицу предосенней порою.

Ах,подумаешь - что за печаль,
Ах,подумаешь,что за кручина...
Кто-то сунет мне нож сгоряча
В незакрытую вовремя спину.

Но боюсь я,когда обернусь,
Вдруг увижу последнего друга,
Что стихи мои,знав наизусть,
Также знал,где хранится кольчуга.

Вспомню я под последний аккорд,
Что цыган разольет на гитаре,
Как,наверное,молод и горд,
Зря любивших меня разбазарил.

Как в загулах,забросив дела,
С той,что в жизни встречаются редко,
Оказался один у стола,
Нежных слов подбирая объедки.

И когда - навсегда молодой
В темь посмертных пустых околесиц
Замерцаю я новой звездой,
Закручинится ласковый месяц.

2008


***

По строчкам стихов,как по шатким ступеням
Невидимой лестницы ввысь
Восходят поэты к своим озареньям
Оставив здесь бренную жизнь.

И сплетни,молва...все внизу остается,
Лишь горние ветры,да свет...
Но часто бывает,о подлость споткнется
Глядящий на небо поэт.

Как странно мне знать,что предательством мечен
Кого ты когда-то любил,
И вот на земле я лежу - искалечен,
Вверху не нащупав перил.

Но дрожь пусть оставит в покое колени,
Но нож пусть - не по рукоять,
Поэты по лестнице стихотворений
Уходят от нас умирать...

2008

 
© Все права защищены и принадлежат ООО «Рядовой Дарин»